Vita Nostra. Работа над ошибками

Сижу я, значит, играю в ремастер игры двадцатилетней давности после того, как прошла продолжение другой игры пятнадцатилетней давности, слушаю продолжение книги почти пятнадцатилетней давности. И думаю о том, что наверное всё-таки что-то не то с этим временным потоком.

«Vita Nostra. Работа над ошибками» оказалась лучше, чем я ожидала исходя из рецензий, которые попались мне на глаза, но всё равно оставила несколько смешанное впечатление.

Read more

Феликс Гилман — «Расколотый мир», «Восхождение Рэнсом-сити»

Дочитала вторую часть дилогии «Полумир» Феликса Гилмана. Года через полтора после первой, поэтому расскажу сразу про обе. Вспомнить, о чем речь, после перерыва было не очень сложно — во многом, правда, потому, чот автор во второй книге не продолжает историю персонажей первой, а начинает новую — герои первой части появятся в кадре не сразу и ненадолго.

Место действия — Half-made world, в русском переводе — «Полумир», мир, который устойчив и стабилен в центре, в то время как на краях он продолжает создаваться. В центре — устойчивость, рациональность и государства с четкими границами, на окраинах — дикая магия, небольшие городки и непредсказуемость. Люди, которые населяют эту землю сейчас, подчинили и поработили живший на ней раньше «первый народ», по слухам, владевший странной магией. Его остатки скрываются в лесах у края мира; большинство пойманы и превращены в рабов.

Помимо людей, в мире есть две основополагающих силы — Линии (Lines) и Стволы (Guns). Линии — это железные дороги и разъезжающие по ним разумные локомотивы, грозные, громогласные и неустановимые; бюрократия и порядок, учет и контроль. Стволы — это разумное оружие, дающее своим владельцам нечеловеческую силу и требующее в обмен службу; индивидуализм и хаос, право сильного и непредсказуемость. Уже много лет эти две силы борются за власть над миром, находя себе сторонников среди людей. Большинству, впрочем, всё это порядком надоело, и они рады были бы избавиться и от Линий, и от Стволов, только вот ни те ни другие неуничтожимы — пистолет можно расплавить, локомотив взорвать, но дух, воплощенный в них, останется и вернется снова. В результате люди, в особенности на окраинах мира, неизбежно страдают от того, что земля, на которой они живут, становится ареной противоборства двух великих сил, которые примерно равны, и ни одна из них не может одержать победы.

Отсюда вырастает и основная сюжетная линия — это история о поисках таинственного оружия, которое якобы основано на магии «первого народа» и может уничтожать духи линий и стволов.

Первая книга — «Расколотый мир» — была историей о путешествии. Судьба сводит двух персонажей — агента Стволов Джона Кридмура и молодую ученую Лив Альверхайзен. Оба они ищут тайну, которая может открыть им, где хранится то самое оружие и что оно собой представляет. Это знакомство с миром, которое мы видим глазами поначалу наивной Лив, отправившейся в опасное путешествие и узнающей всё больше о неустойчивой реальности окраин.

Вторая книга, «Восхождение Рэнсом-сити», куда неспешнее и резко отличается по форме. Кажется, один из моих любимых форматов — история, рассказанная ненадежным рассказчиком, с комментариями другого не слишком надежного рассказчика. Главный герой — Гарри Рэнсом, изобретатель и делец, путешествует по окраинам мира, пытаясь распространить свое изобретение — «процесс Рэнсома», источник бесплатной энергии, которая осветит города и свободит людей от тяжкого труда.

Книга представляет собой его дневник, собранный и прокомментированный одним из его давних знакомых, который посвятил себя поиску и систематизации всех этих отрывков. Мы знаем, что кое-где Гарри привирает — он и сам в этом признается, упоминая, что описывает много по памяти, а воспоминания неточны. Да и сам он не раз дает повод для сомнений — сумасшедший или изобретатель? Изобретатель или убедительный шарлатан? (В одном из эпизодов он говорит: «Они поверили мне, потому что я говорил искренне. Но они не знали, что искреннее всего я говорю, когда пытаюсь что-нибудь продать».)

Получается тоже история путешествия — но куда более медлительная, чем в первой части. Рэнсом то рассуждает о своей биографии, то посвящает целые главы портретам встретившихся на пути людей, то в деталях описывает свое открытие. Всё это складывается в историю становления: молодой изобретатель, начитавшийся автобиографии местного знаменитого предпринимателя и мечтающий добиться такого же успеха постепенно узнает, что мир сложнее, чем кажется.

В основе его открытия — сочетание «магии первого народа» и человеческой науки. Рэнсом пытается убедить всех, что это бесплатный источник энергии, но всё больше людей уговаривают его соорудить на его основе бомбу. Сам того не ожидая, он оказывается главным героем слухов о «тайном оружии первого народа» и встречается с Лив и Кридмуром из первой части, которые продолжают свой путь и строят свои планы о том, как избавить мир от Стволов и Линий.

Дилогия «Полумир» напомнила мне по темпу повествования и внутреннему устройству «Сарантийскую мозаику» Гая Гэвриэла Кея. Она красива (и, особенно во второй части, миростроительство становится интереснее собственно сюжета), она многослойна, в конце все сюжетные линии собираются в единое целое, но для того, чтобы получить от нее удовольствие, нужно никуда не спешить.

Обе книги слушала в аудиоверсии на Audible, перевод на русский язык, говорят, хороший.

Татьяна Замировская — Земля случайных чисел

В аннотации «Землю случайных чисел» сравнивают с сериями «Черного зеркала», но на самом деле ассоциация весьма отдаленная. Да, это двадцать три (примерно как серий в типичном сезоне сериала) рассказа, каждый из которых — своего рода философский эксперимент. Но они вовсе не про технологии и не про отношения людей с технологиями (как в «Черном зеркале»), а про отношения людей с временем и смертью. Все тексты так или иначе строятся вокруг этих ключевых тем — времени и смерти (иногда еще эмиграции — видимо, как частного случая смерти. Или это смерть — частный случай эмиграции?).

Read more

Джаспер Ффорде — The Fourth Bear

— Его последние слова были «да он же весь в дырках!». Но о чем он говорил?
— Это могло быть что угодно. Пол. Навес. Сюжетец.
— Сюжетец?
— Саженец. Я имел в виду саженец. С ними такое случается…) 

«Четвертый медведь» имеет единственный недостаток: эта книга кончилась и она последняя(то есть, я дочитала все, что есть про Четверг и про «Отдел расследования сказочных преступлений», и теперь мне остается только ждать, надеяться, видимо, читать Constant Rabbit, которого многие ругают, но я все равно прочитаю, или начать серию The Last Dragonslayer — кстати, если кто-то читал, поделитесь впечатлением). «Четвертый медведь» — типичная книга Джаспера Ффорде со всеми ее плюсами.

Read more

Кейт Рассел — Моя тёмная Ванесса

Самое главное, что нужно понимать об этой книге – она многограннее и сложнее, чем большинство обсуждений, которые возникли вокруг нее. Это не книга «на актуальную тему» — авторка писала ее больше десяти лет, и замысел этой истории возник у нее еще до движения metoo и «культуры отмены». Тут есть и еще один занятный момент:  В послесловии она упоминает, что начала писать эту историю еще в тинейджерские годы. И вот на эволюцию этого текста мне было бы очень, очень любопытно поглядеть: каким он был в начале и как менялся со временем. Может быть, эти изменения похожи на то, как менялся взгляд самой Ванессы. Может  быть, нет.

Read more

Мэтт Хейг — Люди и я

Книга Мэтта Хейга напомнила мне о впечатлении от «Цветов для Элджернона»: книга хорошая, но из-за того, что она, по сути, строится вокруг одной идеи, в виде рассказа она смотрелась бы, пожалуй, лучше. И, как и «Элджернона», мне оказалось неожиданно сложно воспринимать эту книгу в аудио (пришлось читать) из-за того, что она представляет собой монолог главного героя.

Основа сюжета следующая: некий математик совершает прорывное открытие, связанное с изучением простых чисел — доказывает гипотезу Римана.

Read more

Генри Лайон Олди «Рассказы ночной стражи»

И «Повести о карме» и «Рассказы ночной стражи» обладают для меня интересной особенностью, которую я до этого замечала, пожалуй, только за книгами Акунина: они увлекательны, но не чересчур. Пока ты находишься внутри книги — ее интересно читать, и хочется узнать, что будет дальше. Но при этом я не слишком вовлекаюсь в происходящее эмоционально и вряд ли буду ходить и переживать о том, что случилось с героями. Неплохой вариант, учитывая, что довольно часто чтение оказывается для меня сильным эмоциональным опытом — иногда от этого хочется и отдохнуть.

Read more

Печальная антиутопия (Джаспер Ффорде «Shades of Grey»)

Как-то так получилось, что я воспринимала эту книгу в сравнении с уже прочитанными. С самого начала сюжет напоминал мне другую книжку Ффорде — недавний роман «Ранняя Пташка». Хронологически правильнее было бы сказать, что это «Ранняя пташка» напоминает «Оттенки серого», но так уж сложилось, что ее я прочитала раньше. В обоих текстах главный герой — молодой человек, который пытается быть добропорядочным членом общества, в силу обстоятельств оказывается где-то на окраинах и обнаруживает, что правила, к которым он привык, совсем не то, чем кажутся, а незыблемые устои не такие уж незыблемые.

У обеих книг есть еще одно сходство — пытаться разобраться в устройстве мира, где происходит действие, едва ли не интереснее, чем следить за приключениями героя, особенно поначалу.

Read more

Лучше было ограничиться крокодилами

(рецензия на книгу Владимир Динец. «Песни драконов») 

Аннотация книги и ее начало обещали поэтичный и познавательный рассказ о животных, вроде «Души осьминога» Сай Монтгомери. И поначалу всё именно так и выглядело: автор книги, ученый-зоолог, исследует «язык» крокодилов — звуки, с помощью которых они общаются, то есть, действительно их песни. И вот за этим действительно интересно следить — как автор выбирает тему исследования, планирует его, решает возникшие проблемы то с нехваткой выборов, то с погрешностями методов, делает последние наблюдения за два дня до защиты…

Read more

Дмитрий Быков «Июнь»

«Июнь» Дмитрия Быкова еще раз отчетливо показал мне, что чем сложнее книга, тем меньше смысла смотреть на оценку на Livelib.

Потому что да, обычно, когда я выбираю, что почитать, особенно если речь про незнакомого автора или тему, я читаю чужие отзывы на Livelib и Goodreads (на Audible/Amazon, кажется, бесполезно, там на любую книгу найдется восторженный комментарий). И при прочих равных условиях выберу книгу с оценкой больше четырех из пяти 🙂 Так вот, «Июнь» убедительно показывает: иногда оценка «три с чем-то» это не из-за того, что с книгой что-то не то, это из-за того, что читателю сложно.
Read more